Rainforest Resort с видом на индийскую Ниагару

опубликовано: 30 Мар 2020 | прочитали: 717 чел. | АВТОР -

Водопады Атирапалли называют индийской Ниагарой.
Они находятся в округе Триссур штата Керала, на реке Чалакуди, которая берёт начало из верховьев Западных Гатов у входа в хребты Шолаяр. Чтобы увидеть их, я спускалась из Муннара на машине около 5 часов. В период сезона монсун водопад более полноводный, и струи воды полностью омывают подкову каменного устья. А сейчас «в строю» всего 3 струи, но и это зрелище впечатляет.

Водопады привлекают посетителей со всей Индии, особенно в муссонные месяцы (июнь-сентябрь) и ежегодно это место посещает около 7 миллионов туристов.

Неподалеку находятся вечнозелёные леса, в которых обитают многие исчезающие виды флоры и фауны. В этом районе встречаются азиатский слон, тигр, леопард, бизон, самбар и львиная макака. Уникальный прибрежный лес высотой 180 метров в районе Атхираппилли-Вазхачал является единственным местом, где обитают все четыре южноиндийских вида птицы хорнбилл.

Бутик-отель Rainforest находится посреди национального заповедника, и обезьяны, и олени чувствуют себя здесь как дома: спокойно ходят по территории и, как и я, любят хлебное дерево. Они — в натуральном виде, я — в виде кари, которое и заказываю себе на ужин, усевшись на террасе ресторана отеля и наблюдая неспешное падение струй воды.

«Мы здесь — на их земле, не они на нашей…» — рассказывает мне управляющий отеля, зажигая на моем столе свечу: на Атирапалли спускаются сумерки.

Отель Rainforest — пространство дружественное для всех живых существ — от жуков до оленей, и вот, обнаружив в своей комнате огромного жучищу, я зову работника отеля и тот, накрыв его мягким полотенцем, выпускает на волю.

Я засыпаю под шум воды и просыпаюсь под него же. После завтрака читаю у бассейна, а потом иду исследовать территорию отеля. Для тех, кто заскучает, здесь есть и библиотека, и игровая комната, маленький магазинчик с сувенирами и аюрведической косметикой, велосипеды для постояльцев. Я прогуливаюсь по территории отеля, то и дело выхватывая взглядом оленей-самбар и обезьян, хозяйничающих между деревьев.

В Rainforest всего 9 комнат разных категорий, расположенных на трех этажах, и домик на дереве с видом на индийскую Ниагару. Он еще ближе к водопадам, чем здание отеля и управляющий рассказывает мне, что его часто выбирают молодожены во время медового месяца. Он предлагает мне на одну из ночей переехать в него, чтобы получить еще и такой опыт.

Я уже жила в домиках на деревьях и в Турции, и в Тайланде, но они не были так близко расположены к воде. Быть к водопадам еще ближе, чувствовать их стихию – эта идея мне нравится, но остаться в домике ночью одной посреди природного заповедника мне страшновато, и хотя я понимаю, что ничего со мной не произойдет, все-таки отказываюсь – к тому же, я еще не знаю, сколько времени проведу здесь, а делать лишние движения мне не хочется.

После обеда я отправляюсь на прогулку с натуралистом Вишну по окрестностям – это тоже обязательная часть пребывания в Rainforest. Мы около получаса едем на такси и потом долго гуляем, знакомясь с ассортиментом местных плантаций. В этом районе есть плантации тика, бамбука, эвкалипта.

Мы выходим к роще деревьев кэшью, чтобы полакомиться их ароматными плодами. Оказывается, орех кэшью растет на деревьях — на красно-желтых плодах, похожих по форме на болгарский перец, невероятно ароматных и очень вкусных. Чтобы насладиться плодом, нужно выпить сок, немного пожевав его мякоть, а потом выплюнуть ее. Орешек легко отделяется от самого плода, но очень непросто раскалывается. Местные слоны тоже очень любят кэшью. Во время прогулки с Вишну я обнаружила «следы» слона и определила по ним, что слон съел немало плодов кэшью: орешки их желудок не переваривает — очень твердая скорлупа. Местные жители потом используют «переработанный» слоном кэшью для посадки новых деревьев.

Я вдруг задаюсь вопросом: «А спят ли слоны?»
Потому что в Марокко я, например, узнала, что верблюды не спят — они просто отдыхают.

— Спят, — отвечает мне Вишну. — Но очень редко и в странной позе — на трех ногах. Четвертую они загибают за колено.

Кстати, азиатский фонд охраны природы рекомендовал объявить этот район святилищем или национальным парком, а по утверждению Фонда дикой природы Индии он представляет собой лучшие в стране условия по сохранению слонов. Экологи утверждают, что Атирапалли — однотипная прибрежная экосистема в Керале, и любое нарушение этой хрупкой экосистемы приведет к катастрофе. Река обеспечивает среду обитания для 85 видов пресноводных рыб. Среди них 35 эндемичных видов.

На следующий день мы с Вишну отправляемся к реке, разлитой у подножия водопада. Там нам встречается семейство оленей, и мы долго наблюдаем друг за другом. А потом мы отправляемся пешком на одну из верхних площадок и обнаруживаем там тысячу индусов – оказывается, сюда приезжает немало местных провести день у водопада.

Дни в Rainforest текут неспешно – еще неспешнее, чем падают струи воды. Вечером я пью кофе на террасе ресторана с видом на водопад и беседую с управляющим:

— Знаете, Керала очень похожа на Шри-Ланку.
— Да. Некоторые говорят, что Шри-Ланка — копия Индии.
— Неправда. Она другая. И по картинке, и по энергии, и по людям.

За соседний стол присаживается индийская пара. Управляющий, заметив мой взгляд в их сторону, наклоняется ко мне и спрашивает:

— Знаешь, кто это? Это известный малаяламский актер, —
Водопады Athirappilly всегда привлекали кинематографистов. Здесь снято немало болливудских фильмов.
— Здорово! А у меня тоже есть болливудский опыт – и я со смехом рассказываю ему, как однажды совершенно случайно снялась в индийской рекламе с известнейшим индийским актером Сани Деолом — индийским вариантом Аль Пачино.
— Да ты что? – удивляется он
— Честно! Ты можешь найти эту рекламу в Youtube.

С соседнего стола доносится фраза: «Я путешествую с конкретной целью и по необходимости…» — и я понимаю, что, кажется, этой настройки я ждала.

Уже несколько дней я думала, куда двигаться дальше: «А не полететь ли мне в Ришикеш?» И советовалась с другом. «Просто выпей чашку чая. Расслабься. И следуй за ясностью» — ответил мне он. Ясности не было. Помимо Ришикеша меня манили разные страны: в какой-то момент я засобиралась за драконами на остров Флорес, потом в Непал, откуда мне неожиданно написал Кахендра — самый маленький человек в мире, внесенный в книгу рекордов Гиннеса, потом на любимую Шри-Ланку, которая манит меня всегда…

И, кажется, с помощью этого актера мне приходит ясность! У меня есть цель перенести на бумагу странствия последних лет и написать книгу. И для этого мне просто необходимо запереть себя дома, потому что в путешествиях я постоянно отвлекаюсь — вокруг так много соблазнов…

— Почему ты не хочешь остаться подольше? — я измучила его с утра переменой планов. — Здесь еще столько красивых мест. И животных.
— Каких? Оленей и обезьян я вчера уже увидела…
— Дикие кабаны, слоны…
— Слонов в дикой природе я неоднократно встречала на Шри-Ланке. Ничего страшного, если не увижу.

Не успеваю я произнести это, как вдруг замечаю двух слонов, пришедших на водопой на верхнюю площадку водопада! Я даже различаю, что у одного из них бивни. Слон и слониха!

— У тебя острый глаз. Как ты их заметила?
— Не знаю. Видимо, они не могли не поприветствовать девушку с именем Слон, – смеюсь я. На языке Тамил Наду Яна значит слон.

И это видится мне прекрасной точкой, вишенкой на торте, для завершения моей индианы. В этот раз я провела здесь ровно три месяца.

И вот такси везет меня в ближайший аэропорт — до него около 55 километров. Оттуда я лечу в Дели — чтобы прогуляться по знакомым районам, почувствовать теплый северный ветер и в полночь улететь в Москву.

Спасибо, Керала! Ты, как всегда, подарила мне немало чудес.

Читайте также:

Рубрики: Азия и Австралия, Без рубрики, Бутик-отели, Отели, Резорты, Рестораны, Эко-лоджи
Метки: , , , , , , ,

Написать ответ

*

*