Сердце Севана, или Дорогами Армении

опубликовано: 17 мая 2018 | прочитали: 14 340 чел. | АВТОР -

На озеро Севан в Армении я готова ездить бесконечное количество раз. Наверное, когда-нибудь я осяду в маленьком домике с видом на любимое озеро, а пока – снова в гости. Но каждая встреча с Севаном – это очень много любви. Тихий, нежный, качающий тебя на своих волнах, как любимого младенца, он очищает, успокаивает, мягко гладит по голове и поселяет уверенность, что все уже есть и есть хорошо.

Я вновь еду на Севан, чтобы соединить со своим его голубое сердце, дно которого устлано лунным камнем, а над озером парят и кричат чайки, и в храме Севанаванк на горе священники поют и служат самую красивую в мире службу.

От Севана – рукой подать до Дилижана. Загляну, пожалуй, сюда – выпить кофе с коньяком в кафе «Kchuch», съезжу на экскурсию в международный колледж Рубена Варданяна UWC Dilijan для талантливых детей из разных стран, и, конечно, прогуляюсь по «Old Dilijan Complex» сети Tufenkian Heritage Hotels.

Но — все по порядку!

Когда Джеймс Туфенкян – основатель сети – впервые посетил родину своих предков, он был поражен невероятной красотой края, его историей и духом армянского народа и решил воспользоваться возможностью использовать свой бизнес, чтобы помочь возродить исконно армянское искусство ковроткачества, которое было утрачено в советское время.

Потом родилась идея о создании Tufenkian Heritage Hotels – сети гостиниц высокого класса, которые откроют миру величие Армении. Любой путешественник сможет прикоснуться к истории и культуре Армении и ощутить приключенческий азарт и романтику, которые делают страну столь привлекательной.

На данный момент в сети 4 отеля. Благотворительная программа The Tufenkian Foundation в числе прочих инициатив предлагает работу жителям соседствующих с отелями деревень и занимает лидирующие позиции в сфере гуманитарных и экологических программ.

Итак, Дилижан.

В 1800-х годах этот старинный армянский город был известен как крупный центр культуры, торговли и национальной кухни. Чтобы насладиться сказочными пейзажами этого региона, сюда приезжало огромное количество отдыхающих из Тбилиси и Баку.

В 2004-м году компания Туфенкян начала реставрационные работы в историческом районе современного Дилижана – улице Шарамбеян, и сегодня есть возможность увидеть город таким, каким он был в XIX веке. Замысловато переплетающиеся узоры резных деревянных балконов, которые были популярны в XIX веке, демонстрируют искусство местных мастеров по дереву. А музей Есаяна в «Старом Дилижане» воссоздает типичную для этих мест того времени домашнюю обстановку: текстиль, музыкальные инструменты Армении, которые встречаются во всем регионе.

В комплексе «Старый Дилижан» также есть магазин ремесленников, ресторан «Айкануш», обставленный в лучших традициях того времени, сувенирный магазин и гостевой дом Ананов. Он состоит из двух апартаментов на первом и втором этажах и двенадцати гостевых комнат. Благодаря антикварной мебели, кровле крыши, сделанной вручную, и легендарным коврам Туфенкян создается теплая атмосфера, излучающая истинное армянское гостеприимство.

Вообще, акцент на аутентику – главная фишка сети.

И всегда в номерах представлена продукция Tufenkian: о, валяться на этих покрывалах – уютное удовольствие! Но валяться я буду не в Дилижане – а в Ереване. Там, в «Historic Yerevan Hotel» я и проведу ближайшие три дня.

Кстати, в Туфенкян можно заказать по каталогам свой собственный ковер, и даже наблюдать за процессом его изготовления – в холле «Historic Yerevan Hotel» его ткут несколько женщин. Здесь же находится магазин, где можно купить и другие изделия Tufenkian: покрывала, паласы и прочие вещи безупречного качества.

Архитектурное решение гостиницы «Туфенкян Исторический Ереван» созвучно архитектуре Еревана XIX-XX веков. Над созданием отеля трудилась команда специалистов, среди которых всемирно-известный архитектор и дизайнер интерьеров Клода, а также сам Джеймс Туфенкян – основатель сети.

Внешняя отделка «Исторического Еревана» выполнена из традиционного черного и оранжевого туфа. Интерьер оформлен с акцентом на выразительную и богатую фактуру камня, и это идеально гармонирует с армянской тематикой. В номерах – разумеется, дизайнерская мебель, созданная исключительно армянскими мастерами.

В ресторане «Харперт» на первом этаже отеля представлены блюда, приготовленные по рецептам из старинных поваренных книг Армении. А винная карта, конечно же, включает и местные вина. Но выбор итальянских блюд и вин тоже впечатляет.

Напротив «Historic Yerevan Hotel» — Вернисаж. Это главная ярмарка Еревана и отрада туристов: изделия из камней и серебра, дерева и керамики, картины, ковры, антиквариат и прочие дары Армении.

В двух шагах – Площадь Республики, Национальный Музей Армении, где рекомендую прогуляться по залам, полным удивительных артефактов, с экскурсоводом, рассказ которого оживляет предметы экспозиции самым захватывающим образом.

В этом же здании – Национальная Галерея Армении. Мне посчастливилось попасть на выставку, приуроченную к 200-летию Ивана Айвазовского, или Ованеса Айвазяна.

Айвазовского всегда любила, очаровывалась глубиной стихии, которую ему одному удавалось передать на своих полотнах. В этом году я увидела его по-другому: посмотрела на море цвета бутылочного стекла, пронзенного светом солнца, и на купленный на Севане лунный камушек – и весь Айвазовский застыл для меня в сердце Севана, в голубом минерале с его дна. Сердце мистического озера, которое армяне называют морем и любят бесконечно. Сердце Айвазовского, просоленного морской солью и прозрачного, и безбрежного от любви к стихии.

Когда-то Армения, древнее государство Урарту, была «от моря до моря». Сейчас нет в Армении ни моря, ни горы Арарат, на которую причалил библейский Ной, а Айвазовский изобразил это на одном из своих самых известных полотен.

Армянское сердце – на какой бы чужбине оно не находилось (а для Айвазовского родиной был Крым, Феодосия – ну, и где еще жить маринисту, если не у моря?), всегда поет грустную, но полную любви, армянскую песню. Как рассказывает Арман Цатурян, директор Национальной галереи: «Ованес Айвазян ни на секунду не переставал быть армянином. На надгробной плите Айвазовского надпись на двух языках: армянском и русском. Кстати, на русском он говорил с большим акцентом. Во время погромов в Османской империи художник нанял десятки баркасов, которые перевозили беженцев. А награды турецкого султана Абдул-Хамида, очень ценившего его творчество, выбросил в море».

Кстати, небольшая история про Айвазовского есть и в моих семейных архивах. Мой прадед Арменак Тер-Газаров, родной племянник Александра Ширванзаде, известного в Советской Армении писателя, чьи произведения входят в обязательную школьную программу, был самым лучшим в Баку, где и я родилась, фтизиатром. Он спас от туберкулеза ни одну душу и однажды помог почти безнадежному пациенту, семья которого была настолько бедна, что им совсем нечем было отблагодарить врача, но отблагодарить очень хотелось. И они подарили ему картину с морским пейзажем, которая висела у них на стене много лет и откуда взялась – никто не помнил. Взглянув на нее, Арменак поинтересовался, уверены ли они, что подарок не представляет никакой ценности. В ответ те только рассмеялись: «Стоила бы она хоть что-нибудь, нам было бы чем Вас отблагодарить». Арменак своих дарителей не послушал – видимо, обладал не только врачебной интуицией: отнес полотно к искусствоведу, который определил, что пейзаж принадлежит ни много, ни мало – кисти раннего Айвазовского. Прадед вернул картину дарителям, те продали ее и жили в достатке чуть ли не до конца своих дней.

…Мои прогулки по Еревану и поездки по Армении напрямую сопряжены с историями моего рода, и в своих следующих статьях про Армению я поведаю еще пару таких историй. А пока – пока я пишу этот текст в уютном номере «Historic Yerevan Hotel» и думаю о том, насколько гены – великая вещь…

Читайте также:

Рубрики: Бывший СССР, ЛУЧШИЕ ПОСТЫ, Обзоры, Отели
Метки: , , ,

Написать ответ

*

*